Со дня Верненского землетрясения - 133 года: как это было

Статьи: Со дня Верненского землетрясения - 133 года: как это было
Автор:

В этот день, 9 июня (по старому стилю 28 мая) 1887 года, в г. Верном (Алматы) произошло событие, которое едва не перевернуло ход истории всего Семиречья. В 4:30 город сотрясли мощные подземные толчки. По современным оценкам, магнитуда составляла 7.3 по шкале Рихтера.
Первые сводки о землетрясении, сохранившиеся в архивах, свидетельствуют: повреждено всё. Много пострадавших, погибших, пропавших.
Что происходило в те дни в городе и горах, как налаживался быт людей и заново строился Верный? Ответы на многие вопросы мы нашли среди архивных документов и публикаций тех лет.

Итак, в 7 утра военный губернатор А. Я. Фриде отправил первую телеграмму степному генерал-губернатору Колпаковскому:
«В конце пятого часа утра сильнейшее землетрясение разрушило множество зданий Верного, повредив всё. Церкви, гимназии, госпиталь, губернаторский дом — всё пало или сильно повреждено (...)».

К 11 часам он сообщил о 112 погибших, большинство из которых — дети. «Города не существует. Прошу денежные средства на расходы по снабжению приютом, пищею лишившихся всего жителей», — пишет Фриде Колпаковскому.
Слабые сотрясения тем временем продолжались.
К четырём часам дня стало известно о 120 погибших. Афтершоки не стихали.

29 мая Фриде написал Колпаковскому:
«В течение прошедшей ночи сотрясения земли значительно ослабели, а днём ощущаются менее чувствительные, хотя всё ещё частые. (...) Сегодня масса горожан бросилась бежать вследствие необоснованных слухов о потоках воды и грязи с гор. Для успокоения умов я лично объехал с помощником весь город, увещевал народ не верить вздорным слухам и принял меры».
На момент отправки этой телеграммы число погибших — 140, из них 105 детей.

К 30 мая государство пожертвовало для раздачи пострадавшим в Верном 25 000 рублей.

Ночью 31 мая, как говорится в документах, продолжались частые, но слабые сотрясения. Из станиц и селений в голодающий Верный привезли много хлеба, отказываясь от всякой платы. Отдельных граждан, которые пытались спекулировать на несчастье, наказали.

31 мая Колпаковский попросил министра внутренних дел графа Д. А. Толстого направить учёных для исследования причин землетрясения и рациональности восстановления поселения:
«(...) Не будет ли более целесообразно устроить город в ином пункте области», — написал он.

1 июня. Афтершоки не стихали.
Верный продолжало трясти и 2, 3, 4 июня. Колебания частые, но слабые. В городе пытались разобрать завалы. Людей, оставшихся без крова, размещали в юртах.

5 июня. Ощущались сильные толчки и более слабые частые колебания. На этот момент публикуется такой отчёт:

«Каменных зданий числилось 1 799, в станицах — 139. Все разрушены. Деревянных зданий в станицах — 839, почти все годны для жилищ».

Эмиграция усиливается. Продолжается сбор средств на нужды Верного.

6 июня. Фиксировались слабые афтершоки.

9 июня. Несмотря на двоякое положение и открытый вопрос о переносе Верного, город решили восстанавливать. Предпочли сделать упор на постройки из дерева. Желающим строиться на прежнем месте разрешили брать лес из отдалённых ущелий, в т. ч. Тургеньского. Во избежание обезлесения каждый член семейства после постройки дома брал обязательство посадить определённое количество молодняка.

Примерно в эти же дни власти определили нормы для постройки.

Жителям рекомендовали строить дома одноэтажные, фахверховые, из деревянного остова и кирпичной кладки.
«(...) Следует возводить здания на булыжных фундаментах и цоколях не менее 12 вершков (52.8 см. — Прим. ред.). Цоколи — не тоньше одного аршина (71.12 см. — Прим. ред.). Штукатурить потолки не рекомендуется», говорится в наставлении.

10–12 июня. Обсуждался вопрос финансирования ремонта мостов и распределения пособий.

Власти пытаются точнее определить последствия землетрясения. Сообщается, что погибших — 159, выбывших из города — 274, лишившихся крова — 8 000.

13 июня. Трясёт Аксайское ущелье. Сила толчков соизмерима с Верненским, продолжительность — 5 минут.
«Колебания были такие, что юрты едва не опрокидывались. (...) Надо думать, в горах произошли большие обвалы», отмечается в телеграммах.

16 июня. Городские власти отправили Колпаковскому очередной рапорт о мерах по сохранению спокойствия и порядка в городе.
Отмечается, что население упало духом и растеряно. В первые дни были попытки вандализма и беспорядки, но их удалось остановить. Для охраны имущества выставлены посты. Чтобы обеспечить город хлебом, восстановлены пекарные печи. Нуждающихся кормят бесплатно.
Более состоятельное население, оставшееся без крова, снимало юрты. Не имеющие средств строили шалаши прямо на площадях и бульварах.

30 июня. Проведено очередное обследование горной местности. Зафиксированы множественные оползни. Продолжает трясти и город.

23 июня. В «Туркестанских ведомостях» вышла статья В. Ульянова «Землетрясение в г. Верном. Рассказ очевидца». В ней — вся хроника ужаса, в который погрузился город.

«Страшное несчастье постигло наш злополучный город. Теперь прошло около четырёх недель со дня катастрофы, а воспоминание о ней живо и рисуется в моей памяти. Это было действительно что-то ужасное, что-то такое, что трудно представить в своём воображении. (...) Почва колебалась настолько сильно, что трудно было устоять на ногах. Эти толчки сопровождались подземным гулом, похожим на далёкие, но мощные раскаты грома. Сюда присоединился грохот и треск ломающихся и обрушивающихся зданий, дикое ржание и мычание сорвавшихся с привязи животных. Жители были уже посреди улиц и с ужасом ожидали своей гибели. (...) Многие недосчитались своих близких. Матери бросились доставать из полуразрушенных домов своих детей. (...) Землетрясение произошло на заре, когда многие уже проснулись и даже принялись за обыденные работы. Предупреждённые сильным гулом, люди успели спастись. Больше всего погибло детей.
(...) В первые минуты, когда пыль обрушившихся строений покрывала город густым облаком, казалось, что города более не существует. Впоследствии оказалось, что некоторые дома устояли. Менее пострадали дома, построенные от юга к северу. Объясняется это тем, что удары шли по меридиональному направлению. (...) Обычная деятельность в городе прекратилась».

28 июня. Административные учреждения пока переместили в станицу Софийскую и др.

5 июля. Верненская дума обсудила вариант переноса города, но подавляющее большинство проголосовало против переезда центра Семиреченской области.

7 июля. «Туркестанские ведомости» опубликовали очередные воспоминания очевидцев. В целом описание сходится с предыдущим, однако в этой заметке сообщается о странном шоковом состоянии людей:
«(...) В первый день землетрясения у некоторых наиболее нервных появились симптомы,
по-видимому предполагавшие к параличу: человек как в огне дрожит, лицо багровое, все сосуды переполнены кровью. У таких на другой или третий день кожа лица будто сгорела и начала отшелушиваться лоскутьями
».

В июле и дальнейшие месяцы землетрясения продолжались, но город постепенно
восстанавливали. К этому времени уточнили количество павших строений. В рапорте сообщили, что 28 мая в Верном и двух станицах полностью разрушились порядка 1 900 зданий, повреждено более 870.

В июле и августе активно обсуждался вопрос о переносе областного города из Верного. Как варианты рассматривали Каратальскую и Илийскую долины. Однако местности показались не особо пригодны для жизни и деятельности, о чём отмечается во многих рапортах и наблюдениях.

Осенью эксперты продолжили изучать последствия землетрясения и изменение горного рельефа. Население тем временем постепенно возвращалось к обычной жизни. Однако к сентябрю ещё более 70 семей оставалось без крова.

10 ноября. Для того чтобы увековечить день чудесного спасения, в Верном решено построить деревянную часовню на Гостинодворской площади (впоследствии часовня уничтожена).

26 ноября. Сообщается, что в городе отстроили уже 1 170 домов, ещё 337 - в процессе.

2 декабря. В целом ситуация стабилизировалась. Сбор средств в пользу Верного к этому дню прекращён.

31 декабря. Ведутся переговоры о приобретении сейсмометра в Санкт-Петербурге. Свободного прибора там не находится.

Что касается судьбы самого Верного как столицы края, то она решилась только 27 июня 1888 года, когда государственные власти официально велели оставить город центром Семиреченской области.

В 1889 году дефицитный сейсмограф выписали из Рима. Более того, в марте 1890 года Верный получил средства на строительство сейсмической станции.

Следом, в июне 1889 произошло ещё одно крупное землетрясение — Чиликское. Но это уже совсем другая история.

Составлено по материалам сборника архивных документов и газеты «Туркестанские ведомости».



Опубликовано 9 июня 2020 Добавить комментарий



x