Все регионы 

Существует ли антитеррористическая архитектура в Казахстане?

Статьи: Существует ли антитеррористическая архитектура в Казахстане?
Автор: Данил Павленко | Фото: www.krisha.kz, www.sapientis.co.za

Активизация терроризма во всём мире в последнее время заставляет всё чаще задумываться о безопасности зданий и сооружений. Вопрос особенно актуален для общественных мест, где постоянно скапливается немалое количество людей. Большинство развитых стран давно выработали свои способы обезопасить объекты недвижимости. Нам же всё ещё предстоит пересмотреть нормы при их проектировании с учётом различных угроз.

На фоне последних событий «Крыша» поговорила с известным казахстанским архитектором Алмасом Ордабаевым о готовности отечественных зданий обеспечить антитеррористическую безопасность.

Именно ему мы обязаны появлением в Алматы Дома учёных и жилого района «Самал», в Астане — монумента жертвам политических репрессий, во всей стране — более 60 крупных жилых и социальных объектов. Ордабаев также занимался реставрацией алматинского Вознесенского кафедрального собора и мавзолея Ходжи Ахмеда Яссауи в Туркестане.

— Алмас Баймуханович, как вы оцениваете безопасность общественных зданий в Казахстане?
— Чтобы ответить на этот вопрос, нужно заглянуть в историю. В Советском Союзе, в стране, которая отгородилась от окружающего мира железным занавесом и где была мощнейшая подавляющая силовая структура, вопрос террористической угрозы при проектировании и строительстве общественных зданий особо не стоял. И это не говоря уже о массовом жилье. Особо заботились лишь о главных государственных зданиях. В то время о возможности такой атаки мы даже не задумывались. Однако после распада СССР ситуация в корне изменилась, и те вызовы, которые преподнёс нам новый мир, застали архитекторов и строителей врасплох.

Профессия архитектора с каждым годом становится сложнее. Теперь при проектировании общественных зданий необходимо учитывать целый ряд новых факторов. Помимо физического проникновения в помещение, приходится принимать во внимание возможность взрывов, заполнения пространства газом, атаки ультразвуком, разрушения техникой и т. д. Что касается какой-то общей оценки казахстанских зданий, то сделать это довольно сложно, всё зависит от конкретного объекта.

— Хорошо, тогда давайте поговорим о крупных алматинских строениях. Где бы вы точно не хотели оказаться в случае ЧС?
— Абсолютно все общественные и жилые здания в Алматы, построенные до 60-х годов, сейсмоопасны, оттого уязвимы и против потенциальных взрывов. Правда, где-то в 90-е годы было произведено усиление некоторых государственных объектов за бюджетные деньги. В частности, усилены здания Академии наук, Казахской национальной консерватории им. Курмангазы, нескольких госбольниц и т. д. Но жилья это не коснулось, оно ведь было приватизировано.

Небезопасны, на мой взгляд, и некоторые новостройки. Не буду озвучивать названия, но есть бизнес-центры, где использовано совсем небезопасное стекло. И погибнуть в таком здании можно не столько от обрушения, сколько от падающих осколков. Правда, в Алматы есть несколько высотных объектов, где используется специальное стекло, которое при повреждении рассыпается в крошку. Как правило, оно в три-четыре раза дороже обычного, а к чему, вы думаете, стремятся заказчики?

— Сэкономить, наверное?
— Совершенно верно. Есть незыблемое правило: чем безопаснее здание, тем оно дороже обходится в строительстве.

— А как насчёт планировочных решений? Какие приёмы используют архитекторы, чтобы обезопасить конструкцию?
— Меры безопасности зданий от атак террористов тесно связаны с другими видами ЧС, такими как землетрясение, пожары, взрывы и др. Алматы, как сейсмоопасный регион, более подготовлен к возможным угрозам, нежели другие города, ведь у нас при проектировании зданий изначально учитываются сейсмонормы. В городе действуют жёсткие правила при проектировании крупных объектов. Во избежание разрушений при сильном землетрясении все здания разбиваются на павильоны (блоки) длиной не более 60 метров, в каждом из которых обязательно должен быть свой выход, лестница, крыша и несущие стены. Конструкция устроена таким образом, что при уничтожении одного блока, другой, рядом стоящий, остаётся целым. Таким образом предотвращается обрушение всего здания при уничтожении определённой его части.

Особое внимание уделяется путям эвакуации. Никаких винтовых или узких лестниц! В СНиПах прописаны чёткие нормы, которые важно соблюдать при планировке выхода. Так, подъём ступеньки должен быть не менее 15 см, а её ширина не менее 30. Ширина лестничного марша по нормам составляет как минимум 1 м 5 см. Причём чем больше она будет, тем лучше.

Расчёт места строительства объекта высчитывается таким образом, чтобы при падении строение не задело соседние постройки, а также оставалось безопасное открытое пространство для сбора людей. Но, как вы понимаете, незанятые квадратные метры редко приводят заказчика в восторг, ведь это в их понимании потраченные впустую деньги.

В центре Лондона расположено около тысячи гектаров парка. Для сравнения: алматинский парк имени Горького имеет площадь менее 50 га. Каждый свободный клочок земли в городе застраивается. Но где, как не у нас, в сейсмическом регионе, нужно оставлять места для сбора людей и организации временных сборных жилищ в случае землетрясения?

— Кстати, а как за рубежом подходят к вопросу безопасности строений?
— Мне нравится приводить в пример израильский опыт проектирования. В этой стране боевые действия не прекращаются уже очень давно, а проблема безопасности зданий от атак рассматривается даже не в контексте одного строения, а целых районов и кварталов. Продуманная планировочная структура улиц и дорог позволяет избежать столпотворения при эвакуации. Помимо обычных мер вроде толстых стен, пуленепробиваемых окон или прочных дверей, здесь совершенно по- другому устроена городская жизнь — с оглядкой на возможные военные действия.

— Интересно, но давайте перейдём от общего к частному. Какие меры позволяют обезопасить людей внутри здания?
— Вопрос довольно обширный. Нужно учитывать множество различных факторов. К примеру, стальные конструкции, отлично показывающие себя при землетрясении, плохо выдерживают пожар, который может начаться вследствие взрыва. Сталь теряет свою несущую способность при температуре более 800 °C, и конструкция просто рушится. Особенно актуально это для торговых центров, где много горючих материалов. При проектировании общественных пространств этому вопросу следует уделять отдельное внимание и следить, чтобы стальные конструкции были теплоизолированы и, по возможности, находились подальше от возможных источников пожара.

Помимо общеизвестных мер безопасности вроде использования в строительстве монолитных конструкций и сверхпрочных окон, следует правильно выбирать отделку фасада. Обратите внимание, многие здания в Алматы облицованы керамической плиткой. На мой взгляд, это неприемлемо. Со временем она начинает осыпаться сама, не говоря уже о сильном землетрясении или взрыве. Представьте чрезвычайную ситуацию — люди будут выбегать из здания, а им на головы посыплется плитка. По-моему, её в принципе нужно запретить для использования в качестве облицовки высотных зданий в регионах, где возможны подземные толчки. Безопаснее всего у нас использовать штукатурку. Кстати, стальные двери также плохой выбор для чёрных выходов из общественных мест. Если здание перекосится, то такую дверь просто заклинит, а разбить или выбить её будет крайне сложно.

— Насколько устойчивы строения в Алматы?
— На участке от Аль-Фараби до Рыскулова здания построены на очень хорошем грунте — валунно-галечнике. К сожалению, то же самое нельзя сказать про участки в предгорьях, где такой грунт расположен на огромной глубине. К примеру, на склонах возле Коктобе дома строят на лёгких грунтах. Сами по себе в сухом состоянии они надёжны, но владельцы частных особняков любят возводить у себя сауны с большим бассейном. А какой бы хорошей ни была гидроизоляция, вода всё равно найдёт способ просочиться наружу через мельчайшие капилляры, подмачивая почву. В результате появляются неравномерные осадки строения. Наложите на это прошедшие аномальные дожди и представьте, что бы случилось, если во время них произошло бы землетрясение. Как минимум сильный оползень, который разрушил бы десятки домов.

В целом же южная столица подготовлена к разного рода чрезвычайным ситуациям. Конечно, нам стоит ещё многому научиться у зарубежных коллег, перед которыми проблема террористической угрозы стоит не первый десяток лет. Перенимать опыт и изучать литературу. При этом нашим властям следует усилить психологическую работу с населением, как это делается в Японии. Ведь люди гибнут не только из-за самих терактов или землетрясений, но также из-за того, что поддаются панике.



Опубликовано 4 августа 2016 5435 просмотров 15 комментариев