Все регионы 

Жилищная борьба депутата

Новости: Жилищная борьба депутата

Мажилисмен Мухтар Тиникеев вместе с коллегами-депутатами целый год бился над решением жилищных проблем казахстанцев. Сейчас, подводя итоги этой борьбы, Мухтар Бакирович с сожалением отмечает: добиться удалось немногого. Но парламентарий обещает, что на этом борьба за достойное жилье не закончится.

– Сейчас основное внимание уделяется новому строительству, – начал беседу Мухтар Бакирович. – Разработана государственная программа для молодых семей, госслужащих. Но при этом совершенно забытыми оказались те дома, которые были построены ранее.

Вот уже на протяжении второго созыва я поднимаю вопрос о финансировании ветхого и аварийного жилья. У меня тысячи обращений от граждан по поводу того, что в их домах протекает крыша. А ведь для ремонта кровли одного 4-подъездного дома необходимо около 1 миллиона 200 тысяч тенге. Деньги на это не выделяются, даже несмотря на заключение комиссии по ЧС о том, что крыша пострадала на 100%. Мотивация простая: в бюджетной квалификации нет строки, разрешающей финансирование частного жилья. А пятиэтажные дома, так же как и особняки, считаются частным жильем граждан.

Вот и получаем ответы на запросы, что на основании статьи 35 Закона "О жилищных отношениях" жильцы сами должны следить за состоянием жилого фонда, собирать взносы, чтобы провести ремонт. Но не может большая часть нашего населения "тянуть" эти расходы.

Поэтому при рассмотрении бюджета на 2007 год я предлагал предусмотреть для этих нужд 1% от ВВП – это свыше 11 млрд. тенге. Ну и пусть были бы эти деньги! Мы выкидываем 11 млрд. на сельское хозяйство, хотя знаем, что ГСМ не доходит до сельхозпроизводителя, оседая на полях зарвавшихся акимов сельских районов. Было бы больше пользы, если бы мы дали возможность людям потратить эти деньги на ремонт ветхого жилья.

Этого не удалось добиться?

– Нет. Нам ответили, что необходимо разработать специальную программу и подзаконную базу. А потом уже они (Правительство – авт.) посмотрят: можно это сделать или нет. Так мне ответили люди, которые проживают в особняках, и которые оторваны от реальной жизни народа.

Впрочем, однажды парламентарию удалось убедить Правительство выделить деньги на крыши. Несколько лет назад в Караганду прибыл транш в миллион тенге после того, как сильный ураган оставил разрушительный след едва ли не на половине старых домов.

Собрать деньги на крыши, которых тысячи людей лишились в одну ночь, смогли далеко не все. Разумеется, в акиматы выстроились целые очереди просящих о помощи, но деньги в городской казне нашлись лишь для ремонта государственных учреждений.

Вмешательство парламентария немного сгладило ситуацию. Деньги на крыши пришли, но выделенной суммы хватило далеко не всем. Комиссия по ЧС определила наиболее разрушенные дома, после чего по принципу "кто больше пострадал" и разделили деньги. Другие остались один на один со своими дырявыми крышами.

КСК не справляются со своей задачей, и это вторая проблема жителей многоквартирных домов. Закон "О КСК", по моему мнению, так и не был доведен до ума. Мало того, что люди остаются со своими бедами один на один, так государство еще и налоги с КСК берет. За что? Оно переложило с себя заботу о жилом фонде на плечи людей, жители с горем пополам собирают деньги на его поддержание, а государство еще и облагает их налогом!

Когда-то в законе существовал такой момент: после 25 лет эксплуатации жилого дома государство должно сделать его капитальный ремонт. Заменить подвальную разводку, в квартирах поменять полы, сантехнику, батареи, окна, двери. Но ничего этого сделано не было, вместо этого государство спихнуло стареющий фонд на его жильцов. В связи с тем, что КСК не справляются с программой его поддержания, надо вернуться к системе ЖРЭПов (Жилищное ремонтно-эксплуатационное предприятие - авт.). Пусть на определенную территориальную единицу – на два-три микрорайона – существует один ЖРЭП со всеми необходимыми специалистами.

Вы уже подготовили соответствующие законопроекты?

–Мы приняли к работе закон по брошенному жилью. В свое время, когда был массовый отток людей из страны, очень многие не могли продать жилье и бросали его. Позже в эти квартиры, как в бесхозные, с согласия акиматов заселились льготники – бесправные и бесплатные сторожа, которые, по сути, спасли эти дома от разрушения. Но с повышением стоимости жилья стали возвращаться прежние собственники, и через 10 и более лет выселять людей из спасенного жилья.

Была и такая ситуация, когда в брошенное жилье люди переселялись из собственных квартир по инициативе того же акимата. Допустим, в одном доме пошла трещина, и два крайних подъезда разобрали. Но стену, как обещали, не утеплили, и жители остальных подъездов потихоньку стали разъезжаться. Заселенной осталась только половина квартир. Соседний дом разморозили, и там квартиры тоже побросали. Таким образом, многие дома оказались заняты частично. Акимат оптимизировал эти дома, переселяя жильцов по договорам опеки из одного дома в другой. Получается, один дом на 100% забит, второй идет на разбор по кирпичам. Но не все на это соглашались.

В одном восьмиподъездном пятиэтажном доме в моем округе остался один житель. Жил без света, без воды, без газа. Он говорил: "Пока мне собственную квартиру не дадите, не пойду ни по какому договору опеки. Это у меня приватизированное жилье". И был прав.

После того, как людей "оптимизировали", стали появляться собственники брошенных квартир. Они приезжают из России, Германии, а, может, живут в соседних домах и ждут, когда их квартиры отремонтируют. Потом в суд подают.

Жилье у нас – неприкасаемая собственность, и новых жильцов быстро выселяют. И получается так, что дом разобрал акимат, суд забрал новую квартиру, и человек остался на улице. И таких людей уже тысячи.

Я писал акиму области о том, что пора уже общежития строить для тех, кому суд вынес решение о выселении. Чтобы этим людям было где жить до того, как им предоставят другое жилье. И вообще пора прекращать эту практику выселений. Мы – Уразалинов, Жалыбин и я – разработали законопроект, по которому собственник может потерять право на данное жилье, если он в течение года не оплачивал коммунальные услуги.

Правительство нас не поддержало. Мы второй раз вместе с депутатом Уразалиновым пошли на заседание межведомственной комиссии, где рассматривают все проекты законов с участием всех министерств и ведомств. И там директор института законодательства при Минюсте, заявил, что законодательная база позволяет и без этого решить проблему. На что мы ему возразили тысячами обращений от избирателей.

Во всех случаях суд признал право собственности за тем, кто даже десять лет отсутствовал. И вот буквально недавно мы приняли проект по брошенному жилью в работу. Я думаю, что со временем доведем до ума и вопросы по ветхому и аварийному жилью.

Как долго Вы бьетесь над решением этих вопросов?

– По брошенному жилью практически год. По ветхому получили только первый ответ, в котором нам и было предложено разработать какую-то законотворческую базу. А до этого вообще не было ни ответов, ни предложений... А ведь сколько критических ситуаций возникает. Мы с прежним акимом Караганды Юрием Литвиновым сами взбирались на крыши аварийных домов. Представьте себе, там были квартиры на верхних этажах, в которых люди жили в палатках. Это в 21 веке!

Менее года назад вся республика узнала о карагандинском микрорайоне Восток-2. Один из его домов вначале был признан аварийным. Геодезисты, проведя исследование почв, сообщили, что пласты под ним постоянно смещаются. По дому поползли огромные трещины, кое-где перераставшие в страшные изломы. Дом пытались укреплять, но результата это не дало, строение продолжало разрушаться.

И только когда ситуация достигла критической отметки, на жителей аварийного дома, наконец, обратили должное внимание. Но из-за несовершенства законодательной базы и неподготовленности к таким происшествиям внимание это им мало помогло.

Оставаться в здании было опасно для жизни, дом мог рухнуть в любую минуту со всеми его обитателями. Жильцам предложили спешно эвакуироваться, для временного размещения даже предлагались помещения близстоящей школы. Со временем всем обещали выделить квартиры. О том, что происходит с подаренным акиматом жильем после того, как новосел сделает в нем ремонт, знал весь город. Суммы компенсаций, предлагаемых жильцам вместо квартир, мягко говоря, не соответствовали рыночным ценам. Для того, чтобы из-за несовершенства законодательной базы не превратиться в бомжей, семьи предпочли остаться на этой пороховой бочке.

Я когда поднимался там на пятый этаж, честно говоря, страшно было! Трещины такие!.. Я все это сфотографировал, и потом эти снимки показали на экране во время заседания парламента. После этого многие подписались за выделение средств в помощь этим людям.

Выходит, чтобы вопрос решился, ситуация должна достигнуть такой критической отметки…

– Пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Я не знаю, о чем думают акиматы и управления по ЧС. Если есть заключение о том, что дом аварийный, так что бояться? Необходимо перед Правительством ставить вопрос, чтобы для расселения таких людей дополнительно выделяли деньги.

И вот сейчас возникает похожая ситуация. Дом по улице Карла Маркса в том же районе Караганды также признан аварийным. Есть заключение комиссии по ЧС о том, что там произошло 100% выпадение межпанельных швов. В полном обновлении нуждается крыша. Но ничего не делается на протяжении уже второго года. Ждут до последнего, когда ремонтировать будет нечего. Очень много жалоб поступает по фасадам домов. В домах, которым по 50-60 лет, стены постоянно мокрые, нуждаются в капитальном ремонте. Это чаще всего 2-3-этажные дома, жителей там мало и в основном это пожилые люди. Сами они не могут отремонтировать свое жилье, а государство им не помогает.

Мухтар Бакирович, Вы сами лично о каком жилье мечтаете?

– Лучше всего жить в собственном доме. Он должен быть квадратов на 150, двухэтажный. В подвале пусть будет небольшая сауна. Во дворе обязательно чтоб турник стоял. Собаку большую бы завел в таком доме. И сделал бы большой аквариум с рыбками. У меня дома сейчас стоит аквариум на 200 литров. Но я бы сделал на полстены, шланги бы подвел, чтобы все автоматически заливалось, выливалось. Я считаю, что не нужен огромный дом на 500 квадратов. 150 было бы достаточно.

Почему у Вас нет такого дома?

– Потому что нет на это времени, – улыбается Мухтар Тиникеев. – Но самое главное, чтобы у каждого человека было жилье. Чтобы там было светло, тепло, и раздавался детский смех.

Источник: azk.kz




Опубликовано 24 декабря 2006 3726 просмотров Добавить комментарий